«Участник третьего сезона нападал с топором на Аниту Луценко», – Лена Черная

Зважені та щасливі 6

Я всегда считала, что телевидение – вещь сомнительная, временами деструктивная. Однако порой даже в «ящике» появляется что-то настолько стоящее, что оправдывает его существование. Проект «Зважені та щасливі» – именно то, что заставляет не разувериться в положительном влиянии ТВ. Первые два сезона показали украинцам, что с проблемами лишнего веса можно и нужно бороться – главное, признать их и обратиться за помощью. В третьем сезоне создатели пошли дальше и решили помочь не отдельно взятым людям, а парам. О том, что из этого вышло, какими были основные трудности при съемках, и что ждёт зрителя в «Зважених та щасливих», рассказала режиссёр проекта Елена Черная.

Лена, когда вы поняли, что хотите стать режиссёром?  

Я давно мечтала об этой профессии, ещё в школе. В 11 классе бросила школу, переехала в Киев. Ходила на курсы к покойному Вадиму Львовичу Чубасову. Потом училась в Киевском национальном университете культуры и искусств на факультете режиссуры у мастера Юрия Михайловича Терещенко. Несмотря на то, что специальность была теле-кинорежиссура, он учил нас очень по-киношному. И серьезно: мол, режиссёр – это очень вдумчивая профессия. А когда попадаешь на телевидение, понимаешь, что думать – это хорошо, но нужно при этом очень быстро соображать и оперативно делать.

А как вы попали на телевидение?

Я начала достаточно рано работать – на третьем курсе, несмотря на все запреты нашего мастера. Первая моя работа была на ICTV – ассистентом режиссёра в проекте «Большая уборка». Дальше на «Фабрике красоты», на первой «Фабрике» на Новом канале… Мне было настолько интересно этим заниматься, что я пробовала себя в самых разных проектах. А потом одногруппница Настя Колендо (главный режиссёр «Детектора лжи». — «Дуся») предложила идти на СТБ. Я решила попробовать. Пришла – и вот уже здесь пять с половиной лет.

86192.jpg

Какой был первый проект на СТБ?

Первым, как и у многих старожилов телеканала, был проект «Неймовірні історії кохання» под руководством Марины Комахи. Потом меня заметил Алексей Гладушевский и пригласил перейти к нему на проект «Мосфильм: неизвестная версия». Помню свои впечатления от знакомства с ним. Мы делали фильм о фильме «Девчата: неизвестная версия». Мы со сценаристкой кучу всего напридумывали, написали сценарий порядка 40 страниц. Нам казалось, что это просто гениально, и мы понесли его к Лёше. Он тогда всё прочёл и сказал: «Слушайте, вот первый абзац сверху на 38 странице – это просто потрясающе! Как же вы это всё скомпоновали, продумали драматургию! Молодцы! Но все остальные 39 страниц – не туда. Поэтому вам надо переписать всё это до завтра». Мы вышли с гордо поднятой головой, хотя, по факту, всё было плохо, но эту фразу я на всю жизнь запомню…

А как вам, кстати, работается с Гладушевским? Он сам говорит, что достаточно строгий руководитель.

Очень комфортно, на самом деле. Лёша строгий, но не деспот, и эта строгость очень правильно преподносится. Я ведь тоже достаточно строгая, но прекрасно понимаю, что это надо так сформулировать, так человека направить, чтобы было понятно и не обидно. У Лёши понимание, как нужно общаться с людьми, очень хорошо развито: сильные стороны он выпячивает, а слабые пытается не замечать.

861908.jpg

Учусь у него вдохновлять людей. Была такая ситуация, давно, правда, но показательная. Алексей мне позвонил со словами: «Есть такое дело, с которым можешь справиться только ты». Я ведь понимала, что это работа такая, которую нужно сделать на завтра, там наверняка 100 часов материала, и, чтобы их обработать, надо сутки не спать, но… «Я понял, это можешь сделать только ты!». И вот я прекрасно понимаю всю подоплёку, но приятно же, чёрт возьми! И я это сделала… Такие же «штучки» я пытаюсь и в своём коллективе практиковать.

На каком этапе сейчас находятся съемки третьего сезона «Зважені та щасливі»?

Закончились. У нас была крайняя неделя, ещё снимаем постшоу, и потом уже будут эфиры. Монтаж делаем, готовимся к постшоу, но в целом работа закончена.

Что для вас было тяжелее всего в съемках?

Съемка каждого нового конкурса – это испытание не только для участников, но и для съемочной команды. Подготовительный период – ужасно сложный. По сути, на площадке находятся порядка 100-150 человек, плюс все подрядчики… Надо работу построить так, чтобы всё это разрулить, всем дать задания – это на самом деле титанический труд. При этом ты ещё должен находиться в творческом порыве.

А ещё ведь и контролировать какие-то конструкции сумасшедшие, соблюдать тайминг, а тут какой-то автобус застрял, идёт дождь, а дождевиков нет, палатку сносит ветром… В общем, это хаос, которым нужно управлять.

Недавно был случай, когда мы поставили брендированные флаги на берегу озера. У меня собрание с операторами, я рассказываю, что и как нужно делать, и тут слышу сзади крик. Оборачиваюсь и вижу нашу художницу Анечку в воде: флаги снесло в озеро, она, не раздумывая, забежала туда, достала флаги, а вылезти не может. Дело в том, что там крутой склон скользкий, и она, как белочка, хваталась за выступы, но выбраться не могла. И тут – крайне душещипательная картина: все операторы срываются и, держа по цепочке друг друга за руку, вытаскивают Анечку.

86191.jpg

А что пришлось пережить съемочной группе?

Трудностей была масса. Очень сложные локации. Было такое, что порядка 10 часов съемочная группа пробыла в багажниках автомобилей при 30-градусной жаре. После этих съемок операторы полуживые выходили… Когда мы снимали на высоте 40 метров, операторы висели на уровне 20 метров на стульчике, их сносило ветром, крутило в разные стороны, а в это время они должны были ловить ещё крупные планы. Помню, я кричу: «Возьми крупный план!», а оператора унесло ветром, и он ногами пытался перебраться в нужную точку, чтобы всё-таки схватить этот крупный план. Конечно, то, о чём я даже не вспоминаю – все не спали сутками.

В этом сезоне будут какие-то необычные локации?

Они у нас очень зрелищные! Одна из них – баржа. Мы снимали конкурс ночью, загнали баржу на средину Днепра… Технологически это было достаточно сложно: мы были отрезаны от коммуникаций, всё происходило на воде, но в результате получилось очень зрелищно и масштабно. Кроме того, наши участники прошли рекордное испытание высотой – в первом и втором сезонах такого не было.

Алексей Гладушевский говорил, что в связи с отсутствием разделения на команды пришлось усиливать «внутреннюю» драматургию. Как это происходило?

К нам пришли пары, у которых, помимо проблемы лишнего веса, ещё и межличностные конфликты. Вплоть до таких смешных претензий, как: «Чого ти на мене так дивишся?..» Естественным образом накал страстей получился большим, чем в первых двух сезонах.

У нас есть замечательная пара братьев: совершенно разные по темпераменту. Один сбросил энное количество килограммов и орал, как он счастлив, а другой, сбросив такое же количество, пожал плечами: «Всего лишь… Ну, ладно… жизнь – дерьмо». Поэтому драматургия получилась сама собой.

Лена, когда вы только увидели участников, какое сложилось мнение?

Это смешно звучит, но я долго не могла запомнить всех по именам, ведь в третьем сезоне у нас рекордное количество участников, 24. И до пятой или шестой программы я говорила: «Эй, вы, «зелёные». Но, в целом, картина создалась сразу: к нам пришли люди, которые хотят улучшить свою жизнь, спасти семьи. И страшно хочется им помочь… Видя, какие усилия над собой они делают, мы так ими проникаемся. Мы их любим.

Вы общаетесь с участниками, определились с фаворитами?

Нет, я не общаюсь с участниками близко. Это принципиально. У них есть задача – похудеть. И это главное. Я общение ограничиваю, для меня они – участники, которым надо помочь.

Участились ли обращения участников к психологам?

Наши участники привезли конфликты ещё из дому, а здесь остались в замкнутом пространстве, понятно, что всё усугубилось. И они порой понимают, что не могут уже выносить друг друга 24 часа в сутки. Так что с ними, конечно, работал психолог. Но в итоге мы всех победили.

Не превращаются ли отношения участников в подобие «Дома-2»?

В «Дом-2» это, в любом случае, не превращается, поскольку это глобальное реалити-шоу, нацеленное на борьбу с собой. Но у них, конечно же, часто происходят стычки между собой, даже, открою секрет, до драк доходило. Но это всё происходит на почве «войны за справедливость». Кроме того, у нас появились ярко выраженные конфликты с тренерами. Участник даже нападал с топором на Аниту Луценко, представляете!

И даже происходили конфронтации с операторами! Как-то один из участников с палкой и со словами: «Не снимай меня, я не могу этого делать, отойдите от меня, я вас всех ненавижу!», бежал за оператором и чуть не разломал ему камеру. В общем, третий сезон будет очень ярким. Не пропустите!

А мы и не пропустим. И уже в четверг, 29 августа, в 20:00 включим СТБ, чтобы познакомиться с новыми «телепузиками» (так съемочная группа ласково называет участников проекта). Цём.

Анастасия Билякова-Бельская

Фото: Максим Полищук