«Участники делают то, что на первый взгляд невозможно», – Любава Грешнова

Зважені та щасливі 6

Прошло три месяца с начала съемок шоу «Зважені та щасливі». На протяжении всего этого периода они жили в загородном доме под постоянным присмотром телевизионных камер.

В эксклюзивном интервью сайту телеканала СТБ ведущая шоу Любава
Грешнова рассказала о том, что происходило на проекте все это
время и что зрители телеканала СТБ смогут увидеть уже этой осенью.


Любава, на каком этапе сейчас находится съемка шоу
«Зважені та щасливі»?

Сейчас идет последняя неделя съемки. Участники похудели очень сильно
– некоторые даже в два раза. Мужчины у нас худеют активнее, чем
женщины, что меня поражает. Остались участники самые стойкие, которых я
могла бы назвать героями. Сейчас предпоследняя неделя. Как-то грустно и
не верится, что все так быстро завершилось. Непонятно, как я буду
дальше без них и без этого проекта.

Грустно, потому что вы успели с ними
подружиться?

Грустно, потому что не верится, что это может закончиться. Первое
время все наоборот долго привыкали друг к другу, а теперь понимаем, что
это действительно семья. Каждый день видимся. Грустно с ними
расставаться. Страшно их отпускать. Я понимаю, что они поедут домой,
будет множество соблазнов, будут готовить мамы и папы, будут
супермаркеты с полуфабрикатами, и как они в этом мире без опеки будут –
мне сейчас сложно представить.

В самом начале проекта для каждого участника указывался вес,
которого в идеале он должен был достичь. Достигли ли участники данного
веса? Возможно, кто-то даже сбросил больше, чем этого
требовалось?

Есть участники, которые действительно много сбросили, и для того
чтобы не покинуть шоу сейчас они сейчас пытаются набрать вес или
остановиться на данном этапе. То есть некоторые понимают, что это уже
финал. Для некоторых еще работы непочатый край. Но, слава Богу, у нас
есть время до декабря. Потому что четыре месяца – это все-таки
небольшой срок. Уж в очень большой форме они к нам пришли, чтобы
сбросить вес за такой срок. Я думаю, что до декабря они будут
стройными. Я в них очень верю.

Те участники, которые ушли, продолжают худеть самостоятельно
у себя дома. Вы с ними как-то контактируете?

Я лично с ними не связывалась, но я слежу, пытаюсь быть в курсе
всего, что происходит на проекте. Съемочная группа много раз ездила в
командировку к ним в гости. Я знаю, что успехи хорошие. Не у всех,
конечно. Некоторым сложно из-за возраста, некоторым из-за многолетнего
режима сложно заниматься спортом и сидеть на диете. Но я знаю, что
стараются все. Все одержимы идеей похудения. Никто не плюнул, не бросил
работать над собой, и это самое главное. Они сумели поставить цель, и
уже не пойдут на попятную, как раньше.

Какая сейчас главная мотивация у участников идти дальше в
этом шоу – те деньги, которые они могу выиграть, или все же у них есть
какие-то другие цели?

Честно говоря, я сама не могу понять до конца. Я этот вопрос им
задаю постоянно. Это сейчас мой любимый вопрос, потому что мне
интересно, что их мотивирует. Мне кажется, что у многих проснулся
спортивный интерес. Это немаловажно, потому что конкурсы в основном
спортивные – кто быстрее, кто сильнее, кто выносливее. У них сейчас
зарождается жилка спортсменов – или первый, или никакой. Совсем недавно
у нас ушел участник, который сказал потрясающие слова: «Я не победил.
Для меня это главное поражение. Если я не первый, значит я никто». Эти
слова меня поразили. Мне кажется, что каждый из них борется не столько
за деньги, сколько за право быть первым. Их можно понять. У них
неплохие тренеры, чтобы пробудить у них такое желание.

На проекте, кроме того что между собой соревнуются
участники, также соревнуются и тренеры. Насколько Анита Луценко и Игорь
Обуховский между собой общаются? Чувствуется ли между ними дух
соперничества?

Нет. Они не соперники. Они прекрасно общаются, потому что у них как
раз общая цель. Безусловно, каждый из них хочет называться лучшим
тренером, но мне кажется, что все это проходит мило и грамотно. Это
полезная конкуренция, которая помогает и им лучше работать, и
участникам лучше тренироваться, потому что каждый участник хочет
отстоять своего тренера, хочет доказать, что попал к лучшему.

Сбросить большое количество веса за относительно небольшой
период – это очень большой стресс. Тем более что постоянно находишься
под прицелом видеокамер. Кто сейчас помимо тебя и тренеров помогает
участникам справиться с ним?

На проекте есть психолог и врачи. Местами участникам помогает
съемочная группа, потому что все сдружились и стали как одна семья.
Бывает, просто человек не то чтобы жалуется, а видно, что ему нехорошо
на душе. Всегда люди стараются подойти, спросить, поговорить,
развеселить его, настроить на нужный лад. У нас замечательный психолог,
и они ей доверяют. Без нее вообще многого бы не было.

На протяжении всего съемочного периода участники находятся
исключительно на специально отведенной для съемки территории или все же
куда-то еще выезжают?

У нас были несколько раз в неделю выезды на разные конкурсы.
Понятное дело, что они никуда не отлучались, не ходили по городу или по
магазинам.

А можете ли вы рассказать о тех конкурсах, в которых они
участвуют?

Я могу рассказать, что конкурсы очень масштабные. Такого я нигде не
видела последние несколько лет – именно по масштабности. Это каньоны,
стадионы, поля, леса. Я могу сказать смело и твердо, что пробовала на
себе большую часть конкурсов. Здоровый молодой человек, спортсмен не
сделает того, что делают наши участники, которые находятся в возрасте
за тридцать и сорок лет, с кучей болячек. Они делают то, что на первый
взгляд невозможно.

Еще до начала проекта, до того, как вы познакомились с
участниками, вы были настроены очень по-боевому. У вас было огромнейшее
желание помочь этим людям. Сейчас что-то поменялось? Вы не утомились от
всего этого?

От этого точно нельзя утомиться. И я могу сказать почему. Потому что
я безумно рада, что веду именно такое шоу. Это не студия и не
однообразные декорации, а каждый день новая локация и новое событие. У
нас не бывало похожих друг на друга дней. Все меняется. Нет
каких-нибудь определенных канонов, по которым снимается шоу. Я иногда
даже не успеваю прочитать тот или иной сценарий. Приезжаю на площадку и
впадаю в ступор. Иногда думаю, что у участников не получится что-то
сделать, а у них все получается. Как бы я ни уставала, но мне безумно
интересно здесь, потому что я так же, как и участники, не знаю, что
будет завтра.

Несмотря ни на что, это все-таки шоу и есть сценарий.
Насколько те слезы и смех, которые зрители увидят в кадре, настоящие, а
не срежиссированные создателями шоу?

Я как актриса очень четко отличаю срежиссированные эмоции в
различных шоу от несрежиссированных. Очень четко. Это моя профессия. И
могу сказать, что здесь я не видела ничего подобного. Не потому, что
это мой проект и я его веду, а потому, что здесь изначально ничего не
нужно делать специально. Участники были поставлены в такие рамки, в
такие условия. Столько жизни в этом всем, столько эмоций! Там им не
нужно ни на что даже намекать. Все происходит само собой и так, как
нужно.

На протяжении всего периода съемки могли ли участники
общаться с родственниками?

Была одна встреча с родственниками. Это было в виде конкурса. Все
наплакались. Это было очень трогательно. И родственники, конечно, были
шокированы внешним видом своих родных. А так участники не имеют связи с
родственниками. Они очень скучают. Были конкурсы, в которых можно было
выиграть звонок домой или что-то подобное. Сложнее всего матерям.
Молодые участники не так скучают, но у нас есть матери, у которых по
двое, по трое детей.

Любава, на период съемки получалось ли у вас совмещать
работу в проекте «З
важені та щасливі»
c другими съемками?

Я пыталась совмещать. Но не слишком активно, так как шоу заняло
гораздо больше времени, чем я предполагала. Иногда у меня были
свободные дни, но я была настолько поглощена процессом, что мне было
сложно переключиться, и я отказывалась от многого. Скоро у меня
стартуют съемки сериала, который будет показан на телеканале СТБ, и еще
несколько проектов. То есть как только закончатся «Зважені та щасливі»,
сразу же я перейду в новую парафию.

Были ли такие моменты в шоу, когда вы помогали участникам
советами из собственного опыта?

Очень часто. Но я больше помогала не конкретным советом, как
похудеть (им это не нужно, ведь на проекте есть качественные
специалисты), а мне часто приходилось кричать или делать что-то, чтобы
они активнее действовали. Их можно понять, ведь на тренировках чаще
всего это закрытое помещение и одни и те же люди. И им хочется опустить
руки. А еще я почему-то очень часто перед конкурсом слышу фразу: «Я не
смогу». У нас есть потрясающая участница, которая постоянно говорит: «Я
этого никогда не сделаю», – и начинает плакать, а потом выходит и
делает быстрее всех и лучше всех. У нас очень многие участники побороли
фобии. Кто-то из них боялся воды, кто-то – высоты, еще чего-нибудь.
Через боль, через ужас они побороли это. И это такое классное ощущение,
когда они говорят: «Я это поборол. Я больше не боюсь».

Складывается впечатление, что участники шоу только
приобретают – они обретают идеальный вес, справляются с фобиями… Это
несомненно плюсы. А есть ли какие-нибудь минусы от участия в проекте,
кроме того, что они не могут видеться с родными и близкими
людьми?

Мне кажется, что единственный недостаток – это те «бархатные»
условия, в которых они сейчас живут. То есть они ничего не делают.
Только тренируются. Но многие об этом ведь только мечтают. Их кормят,
поят, одевают и обувают, и, в принципе, они могут ничего не делать. И
это начинает вылезать в какие-то лишние домыслы, слова. Они начинают о
какой-то ерунде говорить, зацикливаться на чем-то. Мне кажется, что
особенно молодежи будет сложно в этом плане, потому что за четыре-пять
месяцев жизни в таких условиях можно действительно облениться. То есть
можно вернуться домой и забыть, что никто не будет убирать и ухаживать
за ними. А хотелось бы, чтобы они четко понимали, что это шоу. Им
повезло сюда попасть. А там будет жизнь, и там нельзя себя вести как на
шоу, что за тебя никто ничего не сделает. Никто не будет дома подходить
и говорить: «Вставай и иди в тренажерный зал». Ты сам себе это должен
сказать. Это сложно!

Алексей Бардышев