«Нам важно показать, что зачастую проблема существует не только в самом человеке, но и его окружении», – Алексей Гладушевский

Зважені та щасливі 6

Самое большое наказание для человека, как и награда, – это дар. Ведь с того, кому много дано, и спрос больше. Однако есть люди, умеющие направлять свои способности и таланты в правильное русло. Более того, есть настолько разносторонне одарённые, что, даже видя плоды их работы, не верится: неужели это всё делает один и тот же человек? Именно такое впечатление производит Алексей Гладушевский – руководитель ТО «Зважені та щасливі» и «Холостяк» на телеканале СТБ, фотограф, модель, музыкант…

Поскольку Алексей личность неординарная, то и интервью у нас получилось необычное, такая себе исповедь. В общем, читайте сами.

О телевидении: «Я никогда не хотел быть ведущим»

Телевидением я «заболел», когда ещё жил в Одессе. У меня была группа по организации ивент-мероприятий, связанных с кино. Это был артхаус, коммерции там было мало, но мне это очень нравилось: мы делали вечеринки, посвящённые старым кинозвёздам. И я решил, что неплохо было бы такой формат перенести на телевидение.

Телевизионную карьеру начал с того, что пришёл на один из одесских телеканалов с очень странным названием «Здоровье». Каким образом моя программа туда попала, я до сих пор не понимаю! Но, тем не менее, я заинтересовал генерального продюсера этого канала, предложив ему формат нового продукта: я в качестве ведущего рассказываю про киноактирсу/актёра, а потом мы «цепляем» к этой истории фильм.

Я никогда не хотел быть ведущим. Но! В своей первой программе о кино я был не только ведущим, но и автором, сценаристом, сам сидел на монтаже – ловил от этого кайф!

Алексей Гладушевский
 
В Киев переехал по приглашению ночных клубов… организовывать там мероприятия.  Но быстро почувствовал, что вечеринки мне наскучили, да и физически тяжело – понял, что хочу на телевидение, причём, точно знал, что пойду пробовать силы на СТБ.

Конечно, то, что я делал о ретрокино, никого на телеканале СТБ не заинтересовало, но каким-то образом я смог заинтересовать собой канал. Наверное, напором – я тогда был немного сумасшедшим.

На СТБ я пришел шесть лет назад, тогда там ещё и в помине не было каких-то крутых навороченных шоу с колоссальными бюджетами. Наоборот, здесь было всего три проекта: «Правила жизни», «Документальный детектив» и «Невероятные истории любви». Именно тогда у телеканала возникла идея запустить проект «Звёздная жизнь».

Помню, меня тогда собеседовала Галина Пилютикова
– я хотел быть журналистом. А ведь никаких предпосылок брать меня на работу не было: я делал некоммерческую программу, любил некоммерческое кино, а каналу в то время нужно было развитие, в том числе, и финансовое. Но она рискнула, и я до сих пор безумно благодарен – это тот человек, без которого в моей истории с телевидением ничего бы не срослось.

 «Одно из первых моих интервью было полным провалом»

Своё первое интервью я делал с Лолитой – тогда как раз запускался пилотный выпуск «Звёздной жизни». Это было жёстко, но очень интересно… Лолита меня покорила тогда. Второе интервью брал у Бориса Моисеева. С моей стороны это был полный провал, но Моисеев – всё-таки профессионал, он меня очень поддержал.

Благодаря интервью и идеям, которые я предлагал, родился первый фильм «Звёздная жизнь: одиночество звёзд». Там были интервью с Анастасией Волочковой, Лёвкиным из «На-на». Также я начал снимать украинских звёзд Владу Литовченко, Анну Седокову… Потом написал сценарий, Галя Пилютикова, невзирая на все сложности, приняла. И вот мы понесли его Бородянскому. С этого-то всё и началось: меня поставили руководителем проекта.

Было достаточно страшно слышать: «Мы только начинаем работать со звёздами. У нас нет ни контактов, ни людей, которые этим занимаются. Найди. Договорись, если хочешь снимать». Я, конечно, прыгнул через голову, поднял всех своих знакомых, которые когда-либо занимались чем-то подобным…

Алексей Гладушевский
 
Когда телевизионная деятельность набирала обороты, меня назначили шеф-редактором нескольких проектов (кстати, тогда же я впервые начал работать с Ксенией Бугримовой), и на канале родилась идея сделать цикл программ – фильм о фильме – «Невідома версія. Мосфільм». Этот проект по сей день остается для меня самым близким и любимым. Я принципиально решил делать всё сам и начал снимать пилот.

С режиссером Юрой Бреславским мы сняли пилотный фильм о фильме «Москва слезам не верит». Он побил все возможные рекорды по части долей и рейтингов – это был фурор.

Спустя некоторое время после запуска первых проектов я попал в Швецию,
где cлучайно увидел по телевизору очень странное шоу, в котором толстые люди пытались что-то сделать… Шведский я не понимал, но очень загорелся этой мыслью. Приехав в Киев, сразу нашёл, что это было за шоу – The Biggest looser, и начал устраивать мозговой штурм Бородянскому и Назарову. Как оказалось, у них на тот момент это идея уже в голове зрела.  Ну, а дальше вы всё знаете – успех «Зважених та щасливих» говорит сам за себя.

Тяжела и неказиста роль директора ТО

Обывателю может показаться, что я ничего не делаю, просто изредка появляюсь на постшоу наших проектов. На самом деле, в обязанности руководителя ТО входит всё: я несу финальную ответственность, слежу за производством на всех его этапах. Грубо говоря, я должен знать, сколько получает уборщица и почему.

Самое сложное в нашей работе – маневрирование. Приходится держать в голове обширную информацию о том, что, как и когда должно выйти в различных проектах на канале в целом. Мы ведь можем пригласить гостей, которые скажут, что они развелись, к  примеру. А в другом проекте, где их снимали раньше, они ещё искренне рассказывают о счастливой совместной жизни. Две программы идут в записи, поэтому не ясно, какая выйдет раньше, какая позже. Чтобы не вводить зрителя в заблуждение, директору ТО нужно чётко знать все тонкости производства проектов, так или иначе связанных между собой, ставить их в сетку.

Фишка наших шоу в том, что всё правдиво. И у зрителей это вызывает достаточно странную реакцию, ведь они привыкли к тому, что на телевидении всё подстава. А когда видят искренние реакции людей, сильно теряются.

Алексей Гладушевский

В кастинге «Зважених та щасливих» моё мнение перед Бородянским – финальное. Я, руководитель и главный сценарист несём героев на утверждение. За каждого из них я отвечаю: досконально знаю их истории, знаю, почему кто-то лучше других. Вижу картину в целом: на 80% чувствую, что произойдёт, а 20% – это погрешности, так как мы работаем с живыми людьми.

 «Да меня, честно говоря, совсем не пугает,  как зритель отреагирует на участие лесбийской пары в «Зважених та щасливих»

Один. Есть всего один самый важный критерий выбора участников для «Зважених» – колоссальное желание похудеть и понимание, зачем и нужно ли это человеку. Все остальные качества – ничто, по сравнению с этим. Если у человека недостаточно сильная мотивация – всё бессмысленно.

Гениальным примером недостаточной мотивации является история с Ирой Скляренко, которая вдруг, когда её выгнали за то, что она ленилась и ничего не делала, сказала: «Да я не очень-то и жалею, что я ушла. Я просто всегда думала, что я некрасивая и толстая, а когда попала сюда, поняла, что не такая уж я и толстая».

Не буду врать, что я придумал идею для третьего сезона шоу «Зважені» сам. Конечно, это было в американском формате, и именно «парный» сезон был одним из моих любимых.

«Зважені та щасливі» станет, как бы это сказать, более социальным. Нам важно показать, что зачастую проблема существует не только в самом человеке, но и в его окружении: брат, жена, друг, мама… На прошлых сезонах мы часто сталкивались с тем, что люди не могли похудеть или возвращались к прежнему весу из-за тех, кто был с ними рядом…

Самое страшное заключается в том, что неумение близких понять и поддержать – это реальная проблема. Потрясающая была история, когда весь украинский народ просто взбунтовался.  На постшоу, куда пришла участница Инна Кисиль, показали запись интервью с её мужем. Он заявлял: «Ты худеешь – худей. Я хочу жрать сосиски, мясо, почему ты мне не готовишь?» Это вызвало бурю возмущения, так что мы не сомневались, делать ли шоу, в котором бороться будут парами.

Алексей Гладушевский

Основной наш риск, связанный с третьим сезоном «Зважених» (но мы готовы к этому риску!) – мы убрали разделение на две команды. Наши участники, конечно, поделены между Анитой Луценко и Игорем Обуховским, но противостояние теперь не такое визуально явное – у каждой пары свой цвет.

В новом сезоне нам нужно усилить драматургию, показать и объяснить внутреннюю борьбу участников, чтобы зрителю хватило эмоций, которые мы у него «отнимем» отсутствием «синей» и «красной» команд.

Меня, честно говоря, не пугает, как зрители воспримут пару участниц-лесбиянок. Мы не пропагандируем какие-то вещи, мы не будем кричать: «Посмотрите, какие мы крутые, мы впервые сняли пару лесбиянок». Хотя это правда: ни в одном коммерчески успешном шоу не был поднят такой вопрос – раньше все боялись. Мы не боимся, потому что это жизнь, и мы показываем её во всех аспектах.

Алексей Гладушевский

С Колей Ворошновым общаюсь мало. Очень обидно, что в интернете появляются фотографии, свидетельствующие, что он набрал вес… Я бы это обсудил, но лично его не видел, поэтому ничего сказать не могу – это его личное дело.

Когда человек чего-то добивается, он думает, что сможет сделать то же в любой момент. Я это прочувствовал на собственной шкуре: десять лет не курил, и когда снова начал, вообще не испугался. Был уверен, что могу бросить курить в один присест и когда угодно. И не смог. Мы собираемся обсудить эту проблему в одном из постшоу.

 О личном

Я очень редко повышаю голос: 90% вещей можно решить конструктивно. Но если я ругаюсь, я бешеный. Очень эмоционален в ссоре.

Меня страшно раздражает тупость… Раздражает нечестность и несвоевременность. Если ко мне приходит человек и говорит: «Мы планируем такую-то штуку, у нас возникнут или есть такие-то проблемы, хочу с тобой посоветоваться…», или «Я налажал, но есть время это исправить» – я могу выматериться, высказать всё, что думаю, но я нормально буду к этому человеку относиться и дальше. Буду продолжать доверять, потому что он пришёл заранее. Несвоевременность для меня это когда человек пришёл и говорит «Всё. П****ц». И выясняется, что этот «п****ц» образовался уже давно, но мне о нём почему-то забыли рассказать. Вот тут начинается бешенство.

Я не злопамятный и не обидчивый. Но из-за своего цинизма и сарказма часто могу обидеть других: иногда перехожу границы, иногда не могу остановиться в шутках, даже если понимаю, что надо. Это у меня от папы.

Алексей Гладушевский

У меня есть кот. И ассоциирую я себя с чёрным котом. Не сильно пушистым. Мне нравятся эти животные.

Если выбирать «чёрный или белый»,
то чёрный. Я люблю цвета, которые близятся к тёмному.

«Я ненавижу и не умею готовить»

Очень хочу полететь в Америку, в Нью-Йорк. Экзотические места уже наскучили. Самое любимое моё «тёплое место» и по мне, самое красивое место в мире, – остров Санторини  в Греции. Красивее ещё ничего не видел! А самый любимый город – Лондон.

Ненавижу готовить!
Могу сделать какой-то салат, конечно, но я считаю, что готовить должны те, кто умеет. Вообще не люблю заниматься хозяйством.

Делаю исключение для кота – его я кормлю.

Я стараюсь правильно питаться, в еде не привередлив. Но есть одно блюдо, даже от запаха которого меня может стошнить – тыквенная каша.

Не скрою, после разговора с Алексеем у меня осталось достаточно много впечатлений: живой человек, сидевший передо мной за столом, сильно отличался о того, каким я представляла его, глядя на телевизионный образ. О том, как Гладушевский и команда выбирают главного героя для шоу «Холостяк» и о внутренних конфликтах на проекте читайте уже совсем скоро!